Альтернативное изображение
Архіў артыкулаў
01.12.2006 г.
Змест
Архіў артыкулаў
Старонка 2
Старонка 3
Старонка 4
Старонка 5
Старонка 6

Хранитель музея забытых вещей

А.Костюкович
"Белорусская Деловая Газета"
31.3.1999
 №13


Довольно неожиданно: Иван Кирчук - лидер популярной минской группы "Троица" - не просто музыкант, но еще и увлечённый коллекционер. Он собирает останки национальной памяти - вещи, принадлежавшие нашим далеким предкам. Музей, собранный Иваном, необычен - это музей забытых вещей: рушников, костюмов, бубнов и жалеек… Все они когда-то были оставлены нашими дедами в переулках минувших веков. И не востребованы нами среди сегодняшней суеты…
Необычный музей, собранный Иваном Кирчуком, находится в Минске, на первом этаже одного из корпусов университета, в аудитории, на дверях которой прикреплена написанная от руки табличка "Лаборатория фольклора". Вот уже третий год тут свалена тысяча экспонатов: белорусская народная одежда, кукольный театр батлейка, старинные народные инструменты… До этого на протяжении почти десяти лет все эти бесценные вещи перевозились с места на место по пыльным углам подвалов и хранилищ. За время этих вынужденных вояжей многое потерялось, сломалось, а сегодня… Трудно поверить что кроме самого Ивана Кирчука в этой стране его музей кому-то нужен.

"Беларусь нашая, чырвоная кветачка"

Мое первое знакомство со сценическим белорусским фольклором было неудачным. Когда впервые услышал народный коллектив меня помутило: десяток девушек кричат со сцены: "Беларусь нашая, чырвоная кветачка". Помню, тогда подумал: "Что это за порно такое?". Так и остался бы с этим стереотипом в голове если бы случайно не услышал то, что делал ансамбль "Валачобники": они поразили меня тем, что вышли на сцену в простых народных рубахах, спели что-то близкое к этносу. Как сейчас помню эту мелодию… Но то, что я все время мог слышать по радио и телевизору, было совсем другим, искусственным, никак не задевало душу. А я ведь уже знал, что может быть иначе… Стал интересоваться старыми сборниками белорусских песен, и одну из первых своих фольклорных программ записал на радио в 1981 году. Словно вошел в пересохшее русло: реконструкция старинных белорусских инструментов, обрядов, песен... Я обалдевал от их мелодий - это что-то совсем иное, чем все эти псевдонародные хоры. От настоящих старобелорусских песен ни у кого не родится желание заткнуть уши и назвать белорусов "калгаснiкамi". С 1983 года я не спел практически ни одной песни из официального сборника - реконструировал только настоящие "живые" записи. Время тогда было сложное. Целая плеяда так называемых "белорусских композиторов" делала деньги и славу на выдумывании якобы "народных" мелодий. Со временем ситуация приблизилась к критической отметке: народный культурный пласт в умах современных белорусов обозначился как "колхозный". И как примитивный, он был забыт на долгие годы… А ведь все дело в том, что эти заслуженные "творцы" делали не то, что нужно когда создавали фольклор. А его не нужно создавать - нужно слушать и восстанавливать, отыскивать в деревнях бабушек, которые еще что-то помнят, записывать их песни и воспроизводить, не нарушая дух… В последние 70 лет у белорусов не было фольклора. Были убогие обработки в исполнении разных академических хоров: это когда выходят на сцену напомаженные дамочки с резиновыми улыбками и ну петь: "Кацiлася чорна галка па бару!..". Так было все 70 лет. А то, что бабушки в деревнях пели, так это так - "дзярэуня".

Африканская дудка для белорусской "Калинки".
- Интерес к музыкальным инструментам пришел ко мне позже, чем к белорусским народным мелодиям, - только в 1994 году. До этого времени я пользовался исключительно собственным вокалом… Ну просто невозможно было петь так, как это делали бабушки в деревнях, аккомпанируя себе на сделанных в наше время музыкальных инструментах! Сегодня ведь их как делают? Недобросовестно, бездушно. Когда такое дело поставлено на конвейер, нет смысла ждать хорошей музыки. Но даже на такие "бездушные" инструменты есть спрос: их скупает для всей этой массы псевдофольклорных коллективов столь же бездушное государство. В то же время судьба сотни моих уникальных инструментов никого вообще не интересует! Вот поэтому и сложилось такое впечатление, что если даже допустить, что белорусская культура не умерла и развивается, то происходит этот процесс явно не в том направлении, что нужно. Вот уже 15 лет параллельно с собиранием фольклора я коллекционирую белорусские народные инструменты. Одной из первых в мою коллекцию попала дудка. За ней появились жалейка, дуда, смык, домбра и цимбалы. Хотя сегодня у меня есть и новые инструменты, созданные по моему заказу талантливыми народными мастерами. Большинство же коллекционных инструментов настолько стары, что без реставрации на них не сыграть… Колокольчики, соломинки, окарины… Из белорусских у меня нет, пожалуй, только лиры. Была - но сломалась. Как и гусли - те, что больше всего мне понравились. Помню, я как только впервые услышал их, просто обалдел от звучания и купил именно по "обалденной" цене. Корыто как музыкальный инструмент - это мое личное изобретение. В этом корыте - "дзежцы" - замешивали хлеб. До своей "сценической карьеры" оно было одним из экспонатов моей бытовой коллекции. Корыту этому не менее 70 лет. Так оно и провалялось без надобности если бы вдруг перед одним из концертов не сломались гусли и мне пришло в голову поставить на корыто крышку, натянуть струны и попробовать сыграть. Заиграло! Мы играем на настоящем самоваре с самым настоящим сапогом. Только вот старые они, нужно реставрировать, а то долго не протянут. Когда-то у меня был целый чемодан деревенских икон. Пока вдруг какой-то внутренний голос не подсказал, что иконам там не место. Повесить их мне было негде, и я стал раздаривать. Одну подарил отцу Сергию из Тарасово, другую - какому-то бизнесмену, еще одну - московскому художнику. Сегодня у меня осталась только одна икона.

Мой адрес - не дом и не улица.

Когда-то моя коллекция имела пристанище - центр этнографии и фольклора "Каляндар", хранилище которого находилось в сыром подвале. Каждый месяц там прорывало трубы и его заливала вода. Все начинало гнить… Было 20 самотканых костюмов - почти все сгнили. Многое разбилось. Помню, возил экспедицию в Таллин и по дороге разбилась практически вся наша керамика. Потому как автобусы наш Фонд культуры дает почти такие же старые, как и мои экспонаты. В 1991 году в одной из белорусских газет я поместил объявление: "Ищу помещение под коллекцию старинных белорусских вещей". Это были годы "национального возрождения", но никакой ответной реакции не последовало. Теперь, если даже вдруг и появятся деньги, я уже один не потяну это дело. Устал. Я сам не называю все это музеем: какой же музей без помещения? Мой музей - как чемодан: взял и понес. Была идея создать свой театр фольклора, но она очень быстро испарилась: я понял, что никогда не реализую ее по финансовой причине. Когда-то в художественном училище я на собственные деньги собрал "Белорусскую хатку". Купил 8 кубометров леса, кирпич на печку… Столько денег вложил! Думал, что это кому-то нужно! И вот снова остался один на один со своим "музеем"… Часть своей коллекции (рушники и покрывала) храню у родителей, часть - у друга в Германии, кое-что раздарил белорусам Белосточчины, что-то - в России, в Краснодаре. Думаю, что даже если вдруг уеду вместе со своей коллекцией из Беларуси, - ничего не изменится, мало кто заметит наше отсутствие. Но есть определенный прогресс: если еще два года назад на концерты "Троицы" приходило не более 50 человек, то теперь мы собираем полные залы. За это время проездили по миру и не раз представляли по миру и не раз представляли белорусскую народную музыку, которую везде принимают на "ура!". Интересно, что на наши концерты в Минске люди стали приходить именно после того, как мы прославились за границей. Заинтересовать белоруса чем-то, растормошить - много стоит! Я все реже куда-то выезжаю в поисках новых экспонатов и песен. И без того некуда все это пристроить. Время от времени достаю все свои "бесценные вещички" из ящиков, раскладываю по лавкам, беру в руки жалейку и играю для них. Они - мои экспонаты - любят слушать жалостливые мелодии. Поэтому чаще всего играю для них на жалейке.…

Уже когда этот материал был подготовлен к печати, Иван сообщил "БДГ" новость: "За моим музеем в этом месяце приедут голландцы с острова Терсхеллинг и заберут его. На этом острове проходит ежегодный фестиваль искусств, на котором в 1996 году выступала "Троiца". Я брал с собой слайды с экспонатами, и голландцы внесли меня в Интернет как частного коллекционера. А теперь появилась возможность выставить в Голландии всю коллекцию на постоянной экспозиции. Батлейка уже там…  Как я и ожидал, при оформлении документов на вывоз обнаружилось, что власти очень бдительно следят за всем, что я собрал. Политика нашего государства такова: лучше пусть все эти экспонаты сгниют здесь, чем будут выставлены там."


Апошняе абнаўленне ( 26.01.2020 г. )
 
« Папяр.   Наст. »
© 1.2002 - 2020 этна-трыа "Троіца" / рэдактары: Сяргей Шупляк, Троiца
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.
хосцінг HOSTER.BY